26 апреля, 11:46

Важно заниматься делом

Взрыв на ЧАЭС. Взгляд из двухтысячных.

26 апреля исполняется 33 года с момента, когда произошла авария на Чернобыльской АЭС. За давностью тех событий многие из родившихся позже, даже не представляют истинного смысла этой трагедии, зная о «зоне отчуждения» только по одноимённому фильму да компьютерной игре «Сталкер». Тем не менее, об этой теме стоит говорить и в качестве ликвидации безграмотности, и во избежание различного рода спекуляций.

Итак, вспоминаем страницы нашей истории, беседуя с участником ликвидации последствий взрыва на ЧАЭС Александром Сергеевичем ДУСИМОВЫМ.
– Александр Сергеевич, нам известно, что Вы принимали участие в ликвидации последствий этой катастрофы, когда и где, на каком объекте Вы работали?

– Мне довелось быть там уже после того, как был сооружён саркофаг, изолирующий четвёртый энергоблок, где как раз и произошёл взрыв. Но работали мы непосредственно на станции, обслуживали весь район и по три дня каждой недели находились на третьем блоке, т.е. в непосредственной близости к взорвавшемуся реактору. Я трудился в гражданской организации, но всё делалось строго по указанию: был начальник, который каждому ежедневно давал задание, обозначив, какой участок подготовить.
Самыми первыми на любой из них приходили специалисты, занимавшиеся дозиметрией, измеряли уровень радиации и сообщали, какое время мы можем там находиться. Затем шли рабочие, проводившие непосредственную подготовку, они чистили помещения, убирая со стен извёстку, промывая их. Только потом шли мы – проводили электричество. Я по специальности электрик, так что, в принципе, занимался привычным для себя делом. В целом на объекте я провёл два месяца и десять дней, с 5 мая по 23 августа 1987 года. Работали мы вахтами, сменяя друг друга через 15 дней, но я работал постоянно, всё равно делать нечего. За это меня потом и наградили.
– Если вернуться к аварии, я, например, застала то время. Мы тогда с удивлением узнали из наших СМИ, спустя двое суток, что произошла авария, что ведутся работы по устранению и, конечно, про то, что будет сооружён саркофаг. Потом – сведения постепенно сходили на нет, и реальная информация заменялась либо художественной литературой, либо досужими разговорами о том, что говорят о нас иностранцы. Сейчас, размышляя о происходившем в ту пору, ощущаю своеобразный событийный провал – как всё происходило, что делали ликвидаторы, куда исчез новый город под названием Славутич?..
– В действительности работы на станции продолжались до 31 декабря 1990 года. Восстанавливались и запускались заново первый, второй, третий энергоблоки. На трёх блоках станция продолжала работать. Кроме того, готовились к запуску и новые реакторы – пятый, шестой, седьмой и восьмой. В то время не шло речи о том, чтобы эту АЭС закрыть – мы её готовили к дальнейшей эксплуатации.
И город новый, Славутич, было решено строить именно потому, что станция должна была продолжать работу, и людям нужно было новое жильё вместо покинутого из-за радиации в Припяти. Тогда, если бы Советский Союз не распался, всё бы так и было. Но после развала АЭС стала собственностью Украины. Её попросту забросили. В Европе им сказали, они и закрыли всё. Несколько лет назад начались разговоры о том, что поставленный в 86-м саркофаг никуда не годится. Понятно, что со временем всё ветшает, тем более, когда никто за ним не следит. Хорошо, с новым саркофагом им Европа помогла, но всё, что было сделано в конце восьмидесятых, всё, чем мы занимались, выходит, было зря?!
Во время ликвидации я жил в самом Чернобыле, у меня был пропуск, т.е. была возможность побывать и в Припяти, осмотреть территорию. Там станция – уже почти целый город по площади…
– В общем, зону отчуждения создала бесхозяйственность… Но вернёмся к тем событиям. Как Вы оказались на ЧАЭС?
– Мне пришла повестка. Я тогда работал на шахте Центральной. Прихожу как-то на смену, Мне говорят, что мой табель закрыт. Захожу в табельный, табельщица сообщает, что мне пришла повестка из военкомата. Отправился туда. Сказали, что отправляют на военно-полевые сборы на шесть месяцев. Думаю, лето, на сборах всё лучше, чем под землёй. Собрался и поехал. Сначала в Пермь, потом в Свердловск, оттуда – в Первоуральск, где располагалась дивизия гражданской обороны. Только там я узнал, что едем в Чернобыль. Вот так и оказался на третьем реакторе.
– Значит, всё в полной секретности и через военкомат?
– Да. Конечно, были и те, кто в зону ЧАЭС приезжал сам. Когда саркофаг уже был сооружён и основная опасность миновала, туда, например, поехали женщины, работали там поварами или ещё кем. Сами, по собственному желанию, потому что там хорошо платили.
– Александр Сергеевич, а после возвращения, да и сейчас, какое отношение к тем, кто побывал в Чернобыле? Спрашиваю потому, что слышала неоднократно различные страшилки, напоминающие спекуляции на этой теме.
– Ничего плохого сказать не могу. И сразу, как вернулся, отношение и на предприятии, и в быту, и со стороны государства было самым положительным, и сейчас грех жаловаться. Может, у тех, кто ехал не по повестке льгот поменьше, но и то о них заботятся, в соцзащите про них никогда не забывают. Единственно, что сейчас уже здоровье стало подводить. Но это дело такое – если сидеть сложа руки и думать, как всё плохо, тогда действительно плохо станет. Надо действовать, делом заниматься. Тогда болезнь отступает. Я, например, до сих пор активист. Долгое время жил в Добрянке, там был председателем организации чернобыльцев. Год, как вернулся в Губаху. Здесь стараюсь помогать Татьяне Николаевне Бельтюковой, руководителю губахинской организации. Стараемся как-то разнообразить жизнь вернувшихся некогда из чернобыльской зоны. Хожу в школы, с детьми общаюсь, ведь они действительно очень мало знают о тех событиях. Так, за работой, и болезни отступают.
Вот такой Чернобыль и его последствия глазами их ликвидатора спустя 33 года. Мы благодарим Александра Сергеевича за интересную беседу и желаем ему дальнейшей бодрости духа, активности на долгие годы.

Людмила ЛЕБЕДЕВА.

Комментарии (0)
Все комментарии, по требованию российского законодательства, проходят премодерацию. На нашем сайте нет места сообщениям, содержащим ненормативную лексику и оскорбления. Не допускаются также сообщения, призывающие к экстремизму, терроризму, сепаратизму и социальной розни.
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.
Смотрите также
Сегодня, 10:40

Мастер по созданию красоты

Анжелика Маленьких стала абсолютным победителем в одной из номинаций краевого фестиваля искусств.

0 32
Сегодня, 09:20

Приставов приравняют к полицейским, а школьников научат разбираться в российской культуре

На очередном уроке юридической грамотности ведущий юрисконсульт ГКУ «Госюрбюро» Пермского края Елена Хорошилова познакомила членов Гремячинского ВОИ с грядущими изменениями в законодательстве России.

0 30
Вчера, 15:33

"Вот так чтят память усопших"

Ответ администрации на комментарий.

0 100

Последние новости

1
Туристическую тропу в Губахе всё же будут делать

Управление строительства и ЖКХ Губахинского округа подвело итоги повторного аукциона на обустройство туристической тропы на горе Крестовой.

0 142
2
Отдых всей семьёй!

Анонс мероприятий и богослужений в Губахинском городском округе со 13 по 22 сентября.

0 48
3
Депутаты Заксобрания посетили музей Гремячинска

Армен Гарслян и Мария Коновалова ознакомились с ходом реконструкции музейных комнат.

0 75

Главные статьи

"Вот так чтят память усопших"

Ответ администрации на комментарий.

0 100
Будем знакомы!

Встреча с Еленой и Евгением Востриковыми.

0 116
Выбор обуви без вреда для здоровья

Заботимся о «втором сердце» правильно.

0 89

Архив